Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:19 

Зонт

:]
фэндом: ориджинал
жанр: слэш, романс
рейтинг: R
написано по картинке, так что-то меня с нее торкнуло...ух)
_____¬¬¬¬¬_____




Все началось с дождя.
У Стэна Ричфорда был зонтик, а у меня не было. Когда я выскочил из-под навеса автобусной остановки и только собирался ускорить шаг, как кто-то крепко схватил меня за запястье. Это был Стэн. Не говоря ни слова, он затащил меня под свой огромный белый зонт, и мы пошли рядом по дороге к университету.
Дождь лил все сильнее. Барабанил, как сумасшедший, оставляя в земле глубокие ямки и высоко отскакивая от асфальта. Стэн смотрел прямо перед собой. Он не намного выше меня, но я вам скажу, что взгляд у меня все равно всегда упирался в его подбородок. Или в поджатые губы. И никогда я почему-то не мог смотреть ему прямо в глаза, разве что, когда отвечал билет на экзамене в прошлом году.
Да, Стэн Ричфорд уже второй год вел у нас курс зарубежной литературы. И я не пропустил ни одной его лекции.
Мы приближались к воротам. Сердце мое в тот момент билось, наверное, с такой же скоростью, с какой капли стучали по поверхности зонта. А запястье жгло не переставая, как будто там была содрана кожа.
Да, он мне нравился. То есть, я влюбился в него, но не могу понять, когда точно это произошло. Может быть, еще в школе, где он учился на год старше. (Но мы там совсем не разговаривали). Или может быть чуть позже, когда он встречался с моей сестрой где-то полгода. (Когда нам приходилось сталкиваться при этом, мы ограничивались равнодушным приветствием). Или когда на четвертом курсе он пришел к нам читать лекции и взгляд его тепло-серых глаз остановился на моем лице на несколько секунд дольше, чем нужно.
А потом…
Мы почти не общались с ним, да что там «почти». Я вообще не люблю чесать языком настолько, что мне лень произносить необходимые обиходные слова, такие, например, как «да», «пожалуйста», «возьмите». В группе считают меня молчуном, но, несмотря на это, ко мне относятся хорошо. У меня есть еще пара приятелей… Так, живем вместе в общаге. А вообще, университет все эти годы казался мне слишком шумным, хоть и уютным, но совершенно безынтересным местом, куда не особо стремится душа. Так и было, пока не появился он. Несколько секунд этой встречи я запомнил особенно ярко.
Он вошел в притихшую аудиторию, ступая в мягких кожаных ботинках, широкими ровными шагами, мне показалось, что подошвы касаются пола в каком-то особом ритме, с точностью до секунды. В широкие окна тыкался ливень, косой и упрямый, вода стекала по подоконнику вниз, ручьями по стенам корпуса. Стэн Ричфорд поставил на кафедру свой кожаный портфель, и оглядел нас, притихших почему-то, ожидающих чего-то.
И тогда он впервые ПОСМОТРЕЛ на меня.
А потом уже никогда не останавливался, то есть… Знаете, как бывает? Взгляды сцепляются, даже если мы не хотим этого. Мы не просто пересекались так, случайно, мы ловили друг друга липко, как паутиной. Стоило мне поднять глаза, и он был повсюду, а если не было, я растерянно оглядывался. Я точно знаю, что он смотрел на меня подолгу, и я дышал тогда, под его взглядом, не воздухом, а вязким искрящимся газом, легкие наполнялись теплым ожиданием, пальцы трепали попавшийся им ближайший предмет. Карандаш ломался, бумага рвалась…
Это продолжалось так долго, и было так приятно и так тяжело, что иногда мне хотелось подойти и открыть, наконец, рот. Сказать ему все, что я думаю. Прекратить эту игру в гляделки, может быть, начать что-то другое. Но я не мог. Просто. Не мог открыть рот.
Не мог подойти.
В моих висках стучал дождь. Всегда, когда он был близко. Шум этого дождя делал меня терпеливым и тихим.
В конце апреля дожди практически не прекращались. Так вышло, что я сломал свой зонт накануне. Спицы удалось поправить, но потерялась какая-то мелкая деталь, и зонт перестал держать форму. Я положил его на антресоль. Мой сосед по комнате Чарли, он мог починить что угодно, но как назло улетел на недельку к родным, в Потсдам.
И вот так вышло, что в это утро у меня не было с собой зонта.
Мы со Стэном шли рядом, соприкасаясь локтями. Мой левый бок промок. С брелка на сумке капало. Голова слегка кружилась. Я был счастлив и растерян, и я замерз. Ветер проникал в рукава рубашки.
Мы пересекли ворота, приближались к крыльцу. «И все», - подумал я. Но Стэн вдруг замедлил шаг и, достав из кармана пачку мальборо, кивком головы показал на заднюю площадку. Я кивнул в ответ. Там, за красной стеной и парой узких окон архива, была университетская курилка. Никого не было из-за дождя, только в лужах плавали окурки.
Так бывает, что ждешь чего-то очень очень долго, но все равно оказываешься не готов, когда это случается.
Я не понял, как оказался у стены, спиной, задрав голову вверх… Это произошло легко и плавно, естественно. Потом ощущения менялись, как видеоряд на психоделическую музыку. Я видел круглые капли на прозрачно-белой, как разбавленное молоко, поверхности зонта. Чувствовал, как моих губ касаются сухие губы Стэна. Касаются уверенно, так как я хотел всегда. Я начал шевелить губами в ответ, целовал его, впивался. Я заставил свои онемевшие руки подняться и прикоснуться, положить ладонь на мягкий затылок. Кроме звука дождя было слышно только наше дыхание, мне не хватало воздуха, но и оторваться от поцелуя я тоже не мог. И мне стало страшно от своей похоти, от того, как захлестнуло, накрыло желанием. Сразу. Мгновенно… до красной пелены в глазах, до жжения внизу живота… я задохнулся и замер, дожидаясь, пока жаркая волна пройдет по телу, концентрируясь в паху. Мне было почти что плохо.
Стэн целовался потрясающе. Сквозь его губы проходил сладкий ток, невозможно оторваться. Это как ты пьешь и пьешь и пьешь и никак не можешь остановиться. Из-за разницы в росте, мне пришлось запрокинуть голову, и, вы не поверите, я впервые чувствовал себя настолько податливым. Прозрачным. Текучим. Вода стекающая маленькими ручейками с кончиков спиц, брызги от асфальта.
Я бесстыдно потер ладонью пах, когда он особенно приятно поцеловал меня.
Как я хотел, чтобы он прикоснулся.
Стэн откинул голову и посмотрел на меня сверху вниз. Я снова видел этот его взгляд, от которого страдал столько месяцев. И это снова убивало меня. Он молчал, а я не мог выдавить из себя ни слова, как обычно, только смотрел на него, смотрел, смотрел… Он слегка улыбнулся и вручил мне зонт, автоматически я вцепился в него обеими руками. А Стэн… присел на корточки и аккуратно расстегнул мой ремень, а следом ширинку.
Я не мог вдохнуть, глядя на это.
Неужели он? Что он хочет сделать? Господи!
На его светлый затылок сыпались хрустальные капли дождя. Я держался за ручку зонта, как за веревку над пропастью. Стэн спустил мои штаны до колен и так же аккуратно, как он делал всё, высвободил мой стоящий и изнывающий член. Чувствительную кожу обдало холодом, он немного съежился, но Стэн обхватил его рукой и наклонившись, прижал его к своей шее, потерся, целуя меня одновременно в низ живота, нежно прикусывая кожу зубами, от чего у меня подкосились колени, но я старался держать себя в руках.
Если бы я умер в этот момент, а это было вполне возможно, потому что вдохнуть я все равно не мог, сердце бешено стучало в глотке, если бы я умер, я бы не полетел на небо, а растворился в воздухе на миллионы водяных частиц. Потому что во мне от меня ничего не осталось, когда человек, от одного взгляда которого я возбуждался, взял у меня в рот.
Вы не сможете себе представить, каково это, когда пальцы слабеют и зонт вываливается из рук прямо в прозрачные лужи с окурками, а сам ты стоишь, запрокинув голову, с открытым ртом, зажмурившись, с неба льёт не переставая, мгновенно становишься сырым насквозь, по лицу стекает, пресная дождевая вода попадает в рот, едва успеваешь глотать. А человек, от одного взгляда которого ты кончаешь в своей постели каждую ночь… он ласкает твой член ртом, стоя на коленях в белых брюках на грязном и сыром асфальте. Он делает невообразимые вещи с ним, сосет его так нежно и глубоко, как-будто он давно этого хотел. И вода стекающая по твоему телу, это почти как щекочущие прикосновения. И ты боишься больше всего на свете, что ты сейчас кончишь, потому что хочешь, чтобы это не прекращалось никогда, и ты мечтаешь о том, чтобы кончить, потому что становится невыносимо.
Я вскрикнул, закрыв лицо руками и выгнувшись. Боже, это было несколько секунд нечеловеческого блаженства. После этой вспышки, я с трудом приходил в себя. Мир возвращался детально со всей своей четкостью и безжалостностью, холодом, сыростью, неожиданной тишиной (потому что дождь, наконец, перестал) и, конечно, серыми внимательными глазами Стэна Ричфорда, преподавателя зарубежной литературы.
Он поднялся на ноги, доставая из кармана белоснежный платок, чудом оставшийся сухим, и вытер белесые капли с губ, у виска, на галстуке и на вороте рубашки. Потом поднял из лужи свой зонт, тщательно встряхнул его и сложил.
Улыбнулся моему растерянному виду.
Протянул руку, убирая сырые пряди за ухо.
Быстро поцеловал в губы.
- Идем, Рэйни, нам пора.
И мы неторопливо пошли на следующую пару, сырые насквозь, с одним большим зонтом на двоих...

Да, так всё и началось... А что было дальше? Ох, я еще много дождевой воды наглотался в своей жизни, если вы понимаете, о чём я…


 
запись создана: 05.03.2009 в 23:17

@темы: слэш, романс, ориджинал, мини, R

URL
Комментарии
2009-08-19 в 16:01 

Keep calm and F*CK'EM ALL.
Круууууууто *_*

2009-08-19 в 16:14 

:]
^___^

URL
2010-03-27 в 05:13 

Nastufka
эх мне очень понравилось)))) а где вы такую картинку нашли?)))

2010-03-27 в 22:00 

:]
Nastufka
Спасибо ^^
Нашла у себя в захламленных папках) Потом сне сказали, что это из какой-то яойной игры

Сейчас поищу ссылку

URL
2010-03-27 в 22:08 

:]
Воот)) с трудом откопала)) Яойная игра "Sweet Pool" www.diary.ru/~sweetpool/p53990698.htm#more1.

URL
2011-10-14 в 01:53 

Juttou Kage
-Не думай о том, что потерял! Думай, что у тебя осталось. Джимбей
прелесть какая :dance2:

   

Treasure Box

главная